Инклюзивное образовательное пространство "Территория включения"


10 февраля

Молодежка46: пионеры нового времени

Анна Коновалова — два года руководила Молодежкой ОНФ, стояла у истоков ее зарождения. Она занимает активную гражданскую позицию, работает юристом по профилю «банкротство предприятий». У Анны день расписан по минутам, для встречи с корреспондентами пресс-центра КГУ «АМ» потратила свой обеденный перерыв, не раздумывая.

6 февраля 2019 г., 13:10, ауд. 61, главный корпус КГУ

гость: Анна Коновалова

интервьюеры: Михаил Чернат, Лилия Коротеева

фото: Влад Малышко

– Как все началось? Твой путь от активиста до руководителя.
– До 10-го класса я была очень скромной и зажатой девочкой, особо много друзей не было, книжки читала и хотела стать космонавтом, а потом судьей. Пошла на юридический по собственному желанию, с первого курса начала заниматься научной деятельностью, общаться с людьми. Оказалось, что это не так плохо, а даже интересно и полезно. И вдруг я поняла – хочу чего-то большего. Я узнала, что будет открываться молодежный блок ОНФ. Решила примкнуть, так как не люблю, когда у меня много свободного времени. Думаю, дай попробую, я же могу, я же уже понабралась наглости небольшой и опыта общения, круг знакомых стал больше.

– И чем ты занималась в ОНФ на первых порах?
– Выполняла разные поручения, потом начала заниматься своим проектом, который посвящён правовой социализации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Пришло осознание, что общественно-значимые проблемы я могу тоже поднимать. После этого решила собрать под своим началом команду. Но было сложно: с чего начать, как предложить, а главное что? Работать-то много приходилось, и все безвозмездно.
Команда была из пятерых человек, и мы начали. Потом, когда люди стали писать: я хочу вступить в команду, честно, я плакала от гордости: значит то, что мы делаем интересно молодежи.
Мы работаем с лета 17-го, но до сих пор не считаю себя руководителем, я координатор, я помогаю ребятам реализовываться. Чувствую себя каким-то учителем. Мне становится так приятно, когда мне говорят, вот твой мальчик классный, или девочка из твоей команды крутая.

– Но не все же было так мармеладно-сахарно без проблем ?
– Вообще нет, бывали тяжелые дни, люди подводили. Иногда сидела, плакала, психовала, одна резала какую-то раздатку, рисовала снежинки, думала - зачем мне это все надо, ну нафига?! Но все же, я сделала себе имя и команде «Молодежки46».

– Ревнуешь, когда ребята уходят из твоей команды в другие организации?
– Да ну, нет. «Молодежка» – это такой стартап, база, на которой люди делают себе имя. После неё можно уходить в свободное плавание уже с какими-то навыками. Я очень рада за тех, кто нашел свой путь вне «Молодежки». Я сама скоро буду отходить от молодежки, заниматься вещами посерьезнее.
Аристотель говорил, что всякий человек – это политическое животное. Часто говорят, что ОНФ – политика. Но ОНФ – это движение, выражающее общественное мнение, которое, к сожалению, не все замечают. Я не говорю, что все безразличны, но есть те, которые не хотят видеть проблемы из-за нежелания считаться с другими или личных мотивов.
Да, конечно, мы ходим в администрацию, пишем на чиновников жалобы, иногда с ними в контрах, потому что у нас не совпадает позиция, а как иначе донести до них волю народа?

– Конкретные, реальные истории помощи «Молодежки» ОНФ?
– Проблемы и их решения — это в большей степени к ОНФ. «Молодежка» скорее поднимает ребят с диванов. С блеском мы провели акцию «Безопасность детства», про эту акцию знают многие. Когда мы осматривали детские площадки на предмет соответствия требованиям и могут ли они вообще считаться детскими, то обнаружили в парке Бородино (в центре города!) оголенные торчащие провода на уровне роста трехлетнего ребенка.
Тогда мы сняли об этом репортаж и написали обращение, а после некоторых стычек с администрацией все-таки проблема была решена, и парк стал безопаснее. Еще один проект — «Фронтальная безопасность» — направлен на бесплатное обучение правилам поведения при ДТП. Обучаем взрослых, отправляем их на «практику» в школы, где они уже сами делятся знаниями с ребятами. Все в выигрыше!

– Если к вам автомобилист придет с жалобой на расшатанную дорогу, поможете?
– Вряд ли он придет к нам. Скорее он обратиться в ОНФ. Объективно, чем могут помочь 16-18 летние ребята в таких глобальных проблемах.

– ОНФ открытая организация?
– Абсолютно. В исполкоме почти круглые сутки работа кипит, принимаются обращения граждан. Мы свободны в общении везде. Я знаю, что мой шеф отвечает на сообщения, которые ему приходят в ВК ото всюду и постоянно. «Идите запишитесь в этот кабинет, в 15:00 я вас буду принимать» – у нас такого нет. И слава Богу!

– Получается взрослые ОНФ ходят по кабинетам и пытаются достучаться до чиновников, а вы готовите для них кадры?
– Вообще, да. Мы помогаем взрослому активу. Но я вижу существование «Молодежки» в том, чтобы показать ребятам, что они могут чего-то добиться, быть услышанными.
Портрет активиста ОНФ составить сложно. У нас все такие разные. Я не знаю, как нарисовать свободного человека.

– Свободного от чего?
– Просто свободного в своих суждений, от идеологических замашек, свободного в своей деятельности. Бывает, приходят люди такие…подготовленные. От них веет советскими партсобраниями. Они знают что и как сказать, они прочитали положение про все наши акции. Я боюсь таких людей.

– Мозги не промываете на собраниях?
– Чем? Мне нечем промывать. Мы разговариваем о жизни, о наших проблемах.

– Важна ли политическая позиция активистов? Ведь ОНФ – организация «под властью».
– Это не организация под властью. Знаете сколько сторонников господина Навального дает интересной информации. Какая разница, кто будет заниматься вопросами благоустройства: сторонник ЛДПР или коммунист? Организация аполитична полностью. Да, руководитель – Владимир Путин, но от этого никуда не денешься, он человек, а не партия. И поэтому, когда нас связывают с «Единой Россией» это вообще некорректно.

– Взяла бы нас в активисты?
– Да. Таких людей мало.

– Вам можно влезать во все?
– «Молодежка» в Курске «наглая». Она может влезать во все.

– А если вскрою какую-то коррупционную схему?
– Тебе скажут «Спасибо большое, мальчик», давайте все это распишем, раскрутим и покажем, что так делать нельзя.

– Как-то это прямо слишком гладко. А какова вероятность, что мальчик окажется в безопасности?
– Я иногда темы на межведомственной комиссии поднимаю по благоустройству при Губернаторе, которые абсолютно не нравятся муниципалам. И что? Косо смотрят некоторые из администрации. Ну а что я сделаю? Таки люди. На всех косо смотрят, потому то вы успешные в своем деле и не боитесь развиваться.

– Вы пионеры нового времени?
– Я называю, что команда – это герои нашего времени. Тратить собственное время, чтобы пойти к детям в школу, рассказать и научить чему-то новому, увидеть детскую площадку в плачевном состоянии и благоустроить ее своими силами – не героизм ли это?

Если над проблемой смеешься, то она решается в 30 раз быстрей, если ее показываешь, то на нее начинают все обращать внимание, даже если не сидят в соц.сетях, и в нашей работе это очень показательно.

– Про площадки. Откуда берете средства на хорошие дела?
– У нас ничего не оплачивается из кармана активиста. Нас финансирует департамент молодежных проектов ОНФ. Мы выписываем счета, есть полная отчетность расходованных средств. Поэтому мы стараемся проводить акции, которые не требует каких-то вложений. Краски оплачивают. Но в пределах разумного. Мы же не будем сусальным золотом покрывать ее.

– А были такие примеры?
– У нас нет. За этим строго следят.

– У нас?
– У нас – в «Молодежке» и ОНФ. В Курской области – 100 %. За другие регионы отвечать не берусь.

– ОНФ не предоставляет возможностей для заработка?
– Нет, это же общественная организация. Она дает возможность для личностного старт-апа. Косвенно, конечно, помогает. Помогает выделяться среди других.

– Ты сказала, что пошла в Молодежку, потому что было много свободного времени. Как сейчас распределяются твои 24 часа?
– Вообще недосып – хронический. Не хватает ни выходных, ни отпуска, чтобы отдохнуть полностью. Собираясь сюда, я старалась закрасить круги под глазами как могла. Сплю 3-4 часа в сутки, просыпаюсь, 15 минут думаю, зачем и как жить дальше. На работе я до 18:00, это если я в Курске. У меня часто бывают судебные заседания в Москве, в Питере.
После 18:00 – время для общественной деятельности. Я исключительная сова. В час ночи порой меня посещают такие идеи: вот бы мероприятие провести, или вот так надо было иск написать! Вообще удивляюсь, почему суды не работают вечером? Уже мне кажется никто, даже мой шеф, не удивляется, когда получают смски от меня в 2 часа ночи с какими-то предложениями. Ложусь спать в 3-4. А в 7 пять вставать. Тяжело, но зато в выходные отсыпаюсь по полной, меня танком не разбудить. Иногда могу до пяти вечера не открыть глаз.

– Когда достигает своего совершеннолетия активист Молодежки ОНФ?
– У нас нет четкого возраста «взросления». Я поняла, что достигла своего потолка в 22 года. Я могу перейти на другую ступень. Сейчас занимаюсь вопросами благоустройства в Курской области. В планах — посетить районы области, это будет трудно, но тема для меня интересная, и сейчас на конференции буду работать уже не молодежной секции. Жизнь такая штука. Вот я знаю, чего я хочу сейчас, а там, может быть, мне предложат что-то новое.

– В Москву рвануть планы есть?
– Пока меня здесь все устраивает, мне нравится моя работа. Я не могу строить долгосрочные планы. Мне всегда хочется чего-то нового, хочется быть полезной и развиваться в том направлении, в котором хочу развиваться. А где это будет в Курске, в Москве или в Астрахани, какая разница? Тут еще не все благоустроено, еще не все общественные территории сданы.

– Есть вероятность, что лифт ОНФ подтянет тебя до златоглавой?
– Конечно, есть. Уже сейчас некоторых активистов Молодежки приглашают в департамент, если человек соответствует критериям той или иной должности. Не отрицаю, что это может произойти со мной.